Рецензия Н. Майстренко на статью «Гештальт и буддизм: история одного соседства»

С интересом и благодарностью за доверие вчитывалась в размышления Инны, ”брачующей” в себе гештальт-терапевта с буддистом. Осторожно вначале, замечая различия и все веселее и смелее, можно сказать, более страстно, уже не так тщательно обнаруживая границы, как это и бывает в соитии, развивается диалог профессионального самосознания автора.
Сомнительный в нашем деле жанр – рецензия. Условное, думаю, название. Поделюсь впечатлением.
— Кто такие «гештальт-терапевты»?
— Это те психологи, которые изучили теорию гештальт-терапии, научились практиковать и, к сожалению, таки практикуют.
Сожаление вызвано готовностью «практиковать метод», то есть, собственно, умерщвлением философии гештальт-подхода.
В связи с этим, особенно ценно, что Краснодарское сообщество гештальт-терапевтов прирастает, не только количественно, но и качественно. Качество как раз в том, что в фокусе внимания терапевта оказывается его собственное мировоззрение, его верования, способ восприятия мира, то есть, личная философия практики, которая всей жизнью определяется и находится в постоянном развитии. Не можем мы практиковать ничего иного кроме самих себя. Чем яснее терапевт это понимает, тем более он терапевтичен. Чем больше у терапевта жизненного объема, то есть, разнообразных жизненных практик и опыта, тем больше вероятность развития клиента в терапии.
— Так кто же такой «гештальт-терапевт»?
— Это психолог, который практикует гештальт-терапию, идентифицирует себя с гештальт-подходом, но не идентичен ему, кто не равен гештальт-терапевту в себе, но все время нечто иное – в этом парадоксальность профессии.
Инна, похоже, очень гештальт-терапевт, но не совсем, и, слава Богу!

Гештальт и буддизм: история одного соседства (часть вторая)

Добавить комментарий